Восточно-Померанская
наступательная
операция
(10.02–4.04.1945)











 

 

Восточно-Померанская наступательная операция проходила в тот период, когда в Курляндии и Восточной Пруссии были окружены и уничтожались две крупные группировки немецких войск. Командование противника продолжало удерживать в своих руках побережье Балтийского моря в Восточной Померании, вследствие чего между армиями 1-го Белорусского фронта, вышедшими на реку Одер, и войсками 2-го Белорусского фронта, основные силы которого вели бои в Восточной Пруссии, в начале февраля 1945 года образовался разрыв протяженностью около 150 км. Эту полосу местности занимали ограниченные силы советских войск.

Еще в ходе Висло-Одерской операции немецкое командование начало принимать меры для организации обороны на реке Одер и нанесения отсюда удара по советским войскам, наступавшим на берлинском направлении. В своих показаниях бывший начальник германского генерального штаба Кейтель писал: «...в феврале — марте 1945 г. предполагалось провести контроперацию против войск, наступавших на Берлин, использовав для этого померанский плацдарм. Планировалось, что, прикрывшись в районе Грауденц, войска группы армий «Висла» прорвут русский фронт и, выйдя в долину рек Нетце и Варта, с тыла выйдут на Кюстрин».

В связи с этим немецкое командование 26 января вместо разгромленной группы армий «А» создает группу армий «Висла» первоначально в составе 2-й и 9-й армий. В начале февраля в эту группу армий передается из резерва 11-я армия в составе 39-го танкового корпуса и 3-го танкового корпуса СС, а из состава восточно-прусской группировки спешно перебрасывалось управление 3-й танковой армии.

К 10 февраля в состав группы армий «Висла» входили 2, 11, 9, 3-я танковая армии. 2-я и 11-я армии действовали в Восточной Померании, 9-я армия, развернувшись по западному берегу реки Одер, прикрывала Берлин с востока, 3-я танковая армия составляла резерв группы армий «Висла» и готовила оборону по западному берегу реки Одер от Штеттина до Шведта.

Из общего количества соединений против правого крыла 1-го и 2-го Белорусских фронтов между реками Висла и Одер действовало: пехотных дивизий — 16, танковых — 4, моторизованных — 3 и бригад — 4, гарнизонов крепостей — 5, боевых групп — 8.

Войска 3-го Белорусского фронта (командующий — Маршал Советского Союза А. М. Василевский) во взаимодействии с войсками правого крыла 2-го Белорусского фронта продолжали уничтожение окруженной восточно-прусской группировки врага. Перед войсками 3-го Белорусского фронта действовала 4-я немецкая армия, которая к этому времени была прижата к Балтийскому морю и рассечена на три части, одна из которых в составе восьми дивизий была отброшена на Земландский полуостров, другая, наиболее крупная — до 20 дивизий, прижата к берегу залива Фриш-Гаф, и третья блокирована в районе Кенигсберга (Калининграда).

Войска 2-го Белорусского фронта (командующий — Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский) вышли к побережью залива Фриш-Гаф и нижнему течению Вислы. Войска левого крыла фронта успешно форсировали реку Вислу северо-восточнее Быдгоща и, наступая вдоль левого берега Вислы в северо-западном направлении, расширяли захваченный плацдарм. Против войск 2-го Белорусского фронта действовала 2-я немецкая армия, входившая в состав группы армий «Висла».

Войска 1-го. Белорусского фронта (командующий — Маршал Советского Союза Г. К. Жуков) соединениями своего правого крыла вели бои в южной части Восточной Померании на широком фронте от Вислы до Одера. Войска центра и левого крыла вышли к реке Одер и захватили плацдарм на ее западном берегу в районах Кюстрина и Франкфурта-на-Одере. Против войск правого крыла 1-го Белорусского фронта оборонялись 11-я армия и часть сил 2-й армии противника, входившие в состав группы армий «Висла», а перед войсками центра и левого крыла — 9-я армия, входившая в состав группы армий «Центр».

Обстановка диктовала необходимость всемерного ускорения подготовки завершающего удара советских войск на берлинском направлении. Когда войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов вышли к Одеру, их дальнейшему наступлению на запад мешала угроза противника с юга — из Силезии и с севера — из Восточной Померании. И главная опасность нависла с севера, откуда вновь созданная группа армий «Висла» стремилась ударом в тыл главных сил 1-го Белорусского фронта сорвать их наступление на Берлин и выиграть время для усиления обороны на подступах к Берлину.

Первоначально решение задачи по разгрому восточно-померанской группировки противника Ставка ВГК возложила на войска 2-го Белорусского фронта. В директиве от 9 февраля Ставка приказала командующему 2-м Белорусским фронтом передать войска правого крыла с занимаемыми ими участками в состав 3-го Белорусского фронта (войска под командованием генералов А. В. Горбатова, И. В. Болдина, Н. И. Гусева), а силами центра и левого крыла разгромить противостоящие силы врага. 10 февраля войска 2-го Белорусского фронта должны были перейти в наступление к западу от реки Вислы и не позднее 20 февраля овладеть рубежом устье реки Вислы, Диршау, Берент (50 км юго-западнее Данцига), Руммельсбург (50 км южнее Штольпа), Нойштеттин; в дальнейшем, с подходом 19-й армии, развивать наступление в общем направлении на Штеттин, овладеть районом Данциг, Гдыня и очистить от противника побережье Балтийского моря вплоть до Померанской бухты.

К началу операции в армиях 2-го Белорусского фронта (командующий — Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский) имелось 45 стрелковых дивизий и три укрепленных района. Необходимо отметить, что соединения фронта в ходе Восточно-Прусской операции понесли значительные потери. Численность дивизий, за исключением дивизий 19-й армии, составляла 4100—4900 человек.

К этому времени непосредственно перед 2-м Белорусским фронтом действовала 2-я немецкая армия, насчитывавшая 13 пехотных и 2 танковые дивизии, 2 бригады, 6 боевых групп и 3 крупных гарнизона крепостей.

10 февраля, фактически не имея времени на подготовку новой операции, войска 2-го Белорусского фронта с рубежа Грауденц, Цемпельбург (10 км севернее Венцборка) перешли в наступление, которое развивалось крайне медленно. В течение дня войска фронта продвинулись от 5 до 10 км. В дальнейшем вследствие нарастания сопротивления врага, а также влияния на ход наступательных действий тяжелых условий озерно-болотистой местности и весенней распутицы темп продвижения наших войск не превышал 3-8 км в сутки. В итоге напряженных наступательных боев в период с 10 по 19 февраля войска фронта продвинулись только на 50-70 км.

15 февраля в целях лучшей организации наступления командующий войсками Белорусского фронта доложил Ставке план дальнейших действий фронта. Он предлагал 19-ю армию и 3-й гвардейский танковый корпус развернуть на левом крыле фронта и 22-23 февраля нанести удар в направлении на Кезлин, выйти на побережье Балтийского моря и рассечь померанскую группировку противника. Ставка утвердила предложения командующего войсками 2-го фронта. 19 февраля с целью подтягивания резервов на усиление наступающих войск и проведения некоторых перегруппировок командование фронта временно приостановило наступление войск.

Между тем противник, сосредоточив в Восточной Померании на узком участке шесть дивизий, 16 февраля нанес по 1-му Белорусскому фронту контрудар. Не изготовившаяся к его отражению 47-я армия отошла на 8—12 км. Однако большего немцы добиться не сумели и 20 февраля перешли к обороне на всем фронте от Вислы до Одера.

Немецкое командование, продолжая усиливать свою восточно-померанскую группировку, к 20 февраля перебросило по морю из состава курляндской группировки на усиление группы армий «Висла» четыре пехотные дивизии (93, 126, 225 и 290). Противник намеревался перебросить в Восточную Померанию с Западного фронта 6-ю танковую армию. Однако катастрофическое положение, в котором оказались немецкие войска на южном участке советско-германского фронта, заставило их отказаться от этого и направить 6-ю танковую армию в район Будапешта.

Войска немецкой группы армий «Висла», не добившись успеха при нанесении контрудара в районе Штаргарда и понеся большие потери, перешли к обороне на всем фронте от Вислы до Одера.

Значительная часть военно-морского флота противника базировалась в портах Данциг, Гдыня и Кольберг. Флот противника, оперируя в центральной части Балтийского моря, осуществлял оперативные перевозки и содействовал своим обороняющимся сухопутным войскам.

Хотя в результате наступления советских войск на юге Восточной Померании в январе и начале февраля 1945 года значительная часть «Померанского вала» была обойдена или захвачена, однако в ходе боевых действий в феврале и марте отдельные участки этих рубежей, а также долговременные сооружения, имевшиеся вблизи крупных населенных пунктов и городов, широко использовались противником для усиления обороны.

В систему обороны Восточной Померании входил также Гдынско-Данцигский укрепленный район, имевший внутренний и внешний оборонительные обводы (общей глубиной до 15 км). При создании укрепленного района вокруг Гдыни враг использовал старые польские укрепления. Город Данциг с юго-восточной стороны прикрывался каналом, танконедоступной местностью и системой старых фортов. Данциг и Гдыня были подготовлены к уличным боям, для чего подвальные помещения и здания были заблаговременно приспособлены для обороны. Кроме того, на случай отхода из Гдыни на север были подготовлены к обороне оксхевтский плацдарм (севернее Гдыни), а также коса Хель.

Наличие крупной и все усиливавшейся группировки врага в Восточной Померании создавало серьезную угрозу войскам правого крыла 1-го Белорусского фронта, вследствие чего возникла необходимость быстрейшего разгрома этой группировки противника.

Оценивая положение наших войск, действовавших на берлинском направлении, и исходя из необходимости быстрой ликвидации угрозы их правому флангу, советское Верховное Главнокомандование решило продолжать наступление в Восточной Померании силами не одного, а двух фронтов.

Замысел Ставки ВГК имел целью ударом силами смежных флангов 2-го и 1-го Белорусских фронтов рассечь восточно-померанскую группировку врага и выйти к побережью Балтийского моря в районе Кезлин и Кольберг. Затем, нанося удары силами 2-го Белорусского фронта в восточном направлении, а силами правого крыла 1-го Белорусского фронта в западном направлении, уничтожить эту группировку по частям.

В соответствии с этим решением Ставка в своей директиве от 17 февраля 1945 года приказала войскам 2-го и 1-го Белорусских фронтов стремительным ударом разгромить вражескую группировку армий «Висла», после чего сосредоточить на берлинском направлении главные силы 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов.

2-й Белорусский фронт получил задачу нанести главный удар своим левым крылом в направлении на Кезлин и во взаимодействии с войсками правого крыла 1-го Белорусского фронта рассечь вражескую группировку, выйти к Балтийскому морю, а в дальнейшем, наступая в направлении на Данциг, разгромить войска 2-й армии противника и организовать оборону побережья Балтийского моря.

1-й Белорусский фронт должен был наступать силами войск правого крыла на Кольберг и во взаимодействии с войсками левого крыла 2-го Белорусского фронта выйти к Балтийскому морю и рассечь группировку противника. В дальнейшем, наступая на Каммин, Голлнов, Альтдамм, уничтожить соединения 11-й армии противника и выйти на побережье Померанской бухты, Штеттинского залива и реки Одер.

15 февраля командующий 1-м Белорусским фронтом по указанию Ставки представил план операции войск правого крыла фронта. Ставка утвердила этот план. Согласно плану к операции привлекались 1-я армия Войска Польского, 3-я ударная, 61-я и 47-я армии, 1-я и 2-я гвардейские танковые армии и 2-й гвардейский кавалерийский корпус. Командующий фронтом решил нанести удары из района южнее Арнсвальде на Кольберг и на Голлнов, рассечь и уничтожить по частям войска 11-й и 3-й танковой армий противника и выйти к побережью Балтийского моря и реке Одер от Кольберга до Цедена. Начало наступления намечалось на 19 февраля 1945 года. В дальнейшем в связи с тем, что переход войск 2-го Белорусского фронта в наступление намечался на 24 февраля, а также с тем, что противник нанес контрудар к югу от Штаргарда по войскам 1-го Белорусского фронта, наступление войск фронта было перенесено на 25—26 февраля. К этому времени командующий фронтом предполагал измотать и обескровить в оборонительных боях наступавшего противника, после чего перейти в наступление.

Незначительная оперативная пауза между первым и вторым этапами операции (с 19 по 24 февраля) командованием и штабами обоих фронтов была использована для всесторонней подготовки войск к предстоящим наступательным действиям. В этот период войска усиливались поступившими из резерва объединениями, проводились перегруппировка войск и скрытное сосредоточение их на направлениях главных ударов.
Утром 24 февраля войска 2-го Белорусского фронта после короткой, но мощной артиллерийской подготовки возобновили наступление. Главный удар наносился из района юго-западнее Хойнице в направлении на Кезлин силами левого крыла фронта, войсками генералов Г. К. Козлова и В. С. Попова. В первый же день боя наступавшие войска, преодолевая ожесточенное сопротивление врага, прорвали его оборону на участке шириной 12 км и с боями продвинулись на глубину до 10—12 км. Противник, неоднократно переходя в контратаки пехотой, поддержанные танками, артиллерией и авиацией, предпринимал отчаянные попытки приостановить наше наступление. Но все его попытки были безуспешны, и он вынужден был отходить. На следующий день 25 февраля войска фронта, успешно продолжая наступление, продвинулись еще на 10—12 км, расширив фронт прорыва до 30 км. Из-за плохих метеорологических условий авиация фронта в первый день наступления в боях не участвовала, но с утра 25 февраля она, тесно взаимодействуя с наземными войсками, обеспечивала их с воздуха. К исходу 27 февраля (за четыре дня наступления) войска фронта продвинулись вперед до 70 км, овладели важными узлами коммуникаций и сильными опорными пунктами противника.

1-й Белорусский фронт начал наступление 1 марта, прорывая оборону войсками 3-й ударной и 61-й армий под командованием генералов Н. П. Симоняка и П. А. Белова. В составе этих войск наступала также 1-я армия Войска Польского. Затем вступили в сражение 1-я и 2-я гвардейские танковые армии М. Е. Катукова и А. И. Радзиевского. В течение 2—4 марта в центральной части Восточной Померании происходили ожесточенные бои. В этот период наиболее стремительными были наступательные действия войск 1-го Белорусского фронта. Подвижные войска фронта, преодолевая огневое сопротивление, инженерные заграждения и отражая контратаки врага, за два дня с боями продвинулись вперед на 90 км. Общевойсковые соединения, используя успех танкистов, за то же время продвинулись до 65 км.

Противник, сбитый с основных оборонительных позиций, пытался использовать пересеченную местность, межозерные дефиле, леса и рощи и оказывал упорное сопротивление нашим наступавшим частям. Передовые подвижные части и соединения 1-го и 2-го Белорусских фронтов, искусно маневрируя на поле боя и непрерывно взаимодействуя между собой, громили живую силу и технику врага и стремительно продвигались к побережью Балтийского моря.

Наиболее ожесточенное сопротивление противник оказывал при овладении нашими войсками опорными пунктами и городами Руммельсбург, Нойштеттин, Бельгард. Танкисты-гвардейцы под командованием генералов Катукова, Богданова, Панфилова, кавалеристы генералов Осликовского и Крюкова, действуя смело, стремительно овладевали одним населенным пунктом за другим. Передовые подвижные части широко применяли ночные действия, в результате чего противник непрерывно находился под воздействием ударов наших наступавших войск и был вынужден оставлять позицию за позицией. Столь же искусно и решительно действовали стрелковые части и соединения. Они закрепляли захваченные танкистами рубежи, ликвидировали сохранившиеся очаги сопротивления и очищали занятую территорию от немецких войск.

В результате стремительного выхода подвижных войск 2-го и 1-го Белорусских фронтов в район Кезлина и южнее Кольберга к исходу 4 марта в районе юго-восточнее Бельгарда удалось окружить группировку противника силой до четырех дивизий, которая 7 марта была ликвидирована войсками 1-го Белорусского фронта. В середине дня 4 марта войска 2-го Белорусского фронта овладели городом Кезлин, а передовые танковые части генерала А. И. Панфилова вышли в этом районе к побережью Балтийского моря на участке шириной 20 км. Первой к Балтийскому морю 4 марта вышла 45-я гвардейская танковая бригада полковника Н. В. Моргунова. К этому же времени танковые соединения 1-го Белорусского фронта подошли с юга к Кольбергу.

С выходом наших войск к побережью Балтийского моря и овладением городом Кезлин — важным узлом коммуникаций и мощным опорным пунктом обороны врага на путях из Данцига в Штеттин — вражеская группа армий «Висла» оказалась рассеченной на две части и изолированной с суши от остальных сил. Таким образом, задача, поставленная Верховным Главнокомандованием наступающим войскам по расчленению и изоляции главных сил восточно-померанской группировки, была выполнена.

Войска 1-го Белорусского фронта к 10 марта очистили от противника низовья Одера. Разрезав восточно-померанскую группировку, войска маршала Жукова повернули на запад — к Одеру.

Армии 2-го Белорусского фронта 21 марта прорвались к Данцигской бухте. К концу дня 1 марта они разгромили противника в районе Данцига и Гдыни. Рокоссовский начал перегруппировку на Одер для участия в Берлинской операции.

Ставка ВГК, координируя действия обоих фронтов и добиваясь непрерывного и тесного взаимодействия между ними, с выходом наших войск к Балтийскому морю уточнила ранее поставленные перед войсками задачи.

В директиве Ставки от 5 марта войскам 2-го Белорусского фронта приказывалось наступать в восточном направлении и, разгромив главные силы 2-й армии врага, овладеть городами Данциг и Гдыня и выйти к побережью Данцигской бухты. Войска 1-го Белорусского фронта, согласно директиве Ставки, должны были наступать силами правого крыла в западном направлении и, завершив разгром 11-й вражеской армии, выйти к Штеттинскому заливу и реке Одер. С целью ускорения разгрома врага и быстрого овладения Данцигом и Гдыней Ставка приказала командующему 1-м Белорусским фронтом временно передать танковую армию под командованием генерала Катукова в распоряжение командующего 2-м Белорусским фронтом. По выходе к Балтийскому морю обоим фронтам было приказано организовать прочную противодесантную оборону на всем захваченном побережье.

В период с 10 по 13 марта войска левого крыла 2-го Белорусского фронта, продолжая преследование отходившего противника, за четыре дня с боями продвинулись еще на 75—80 км и подошли непосредственно к оборонительным рубежам Данцигско-Гдынского оборонительного района. К исходу дня 13 марта войска фронта, прижав отходившую группировку врага (2-ю армию) к Данцигской бухте, находились от побережья бухты в 15—20 км на всем фронте от устья реки Вислы до Реда. Часть сил вражеской группировки была блокирована с суши на косе Хель.

За 8 дней наступательных действий войска левого крыла 2-го Белорусского фронта фронта прошли с боями до 100-150 км со средним темпом около 12-20 км в сутки; войска правого крыла — до 40-0 км со средним темпом 5-10 км. Выйдя к Данцингско-Гдынскому укрепленному району, они были остановлены противником, успевшим занять заранее подготовленные рубежи и организовать оборону. Попытки подошедших передовых частей преодолеть позиции противника с хода успеха не имели.

Войска 1-го Белорусского фронта с 5 по 13 марта вели бои с разрозненными и окруженными соединениями 11-й армии врага. В районе юго-восточнее Бельгарда 5-7 марта они ликвидировали окруженные четыре дивизии врага, входившие в состав 10-го корпуса СС. При этом для их ликвидации некоторые соединения наших войск, вышедших к морю, были повернуты фронтом на юг. Часть войск вела бои с окруженными в Кольберге частями и соединениями противника, которые оказывали упорное сопротивление. К исходу дня 7 марта войска, наступавшие на Каммин, вышли в этом районе к проливу и овладели городом Каминном, а также всем побережьем моря от Кольберга до пролива.

Из района юго-восточнее Каммина части Красной Армии нанесли удар на юго-запад и юг, имея целью во взаимодействии с войсками, наступавшими с востока на запад и с юга на север, разгромить наиболее крупную часть сил 11-й армии, отошедшую в район Альтдамма и оказавшую нашим войскам ожесточенное сопротивление. Сюда отошли самые боеспособные части врага. На этом участке 9-12 марта происходили напряженные бои. Вокруг Альтдамма враг имел укрепленные рубежи протяжением около 30 км. Попытка наших войск овладеть Альтдаммом успеха не имела.

В результате боевых действий к 13 марта войска обоих фронтов вышли на побережье Балтийского моря. Вся восточно-померанская группировка оказалась раздробленной на части и уничтожалась каждая в отдельности. В районе Данцига и Гдыни и на косе Хель соединения 2-й армии врага были окружены с суши войсками 2-го Белорусского фронта. В районах Кольберга и Альтдамма войска 1-го Белорусского фронта блокировали остатки войск 11-й немецкой армии.

Несмотря на крайне неблагоприятные метеорологические условия, большую помощь сухопутным войскам при преследовании ими отходившего врага оказала авиация. Она наносила удары по отходящим частям, уничтожала мосты и переправы противника, всячески затрудняя его отход. Авиация Краснознаменного Балтийского флота и авиация дальнего действия наносили сильные удары по военным объектам в районе городов Данциг, Гдыня и Штеттин, а также по военным кораблям противника на море и в военно-морских базах.

В дальнейшем войска 1-го и 2-го Белорусских фронтов занимались ликвидацией окруженных и блокированных с суши войск противника. Войска 1-го Белорусского фронта, в том числе и 1-я армия Войска Польского, 14-18 марта вели непрерывные бои за Кольберг. В результате упорных уличных боев они 18 марта разгромили вражеский гарнизон и овладели городом и портом Кольберг.

С 16 по 20 марта шли напряженные бои по ликвидации противника в Альтдамме. Командование 1-го Белорусского фронта, установив, что противник занял заранее подготовленные рубежи и организовал прочную оборону, подтянуло резервы и 16 марта после короткой, но мощной артподготовки возобновило наступление. Нанеся сильный удар, общевойсковые соединения во взаимодействии с танками и при поддержке артиллерии прорвали оборону противника на нескольких участках и, окончательно сломив сопротивление врага, 20 марта овладели городом Альтдаммом, разгромив при этом группировку противника в составе шести дивизий.

Таким образом, войска 1-го Белорусского фронта, выполнив поставленную перед ними задачу, 20 марта закончили боевые действия в Восточно-Померанской операции и приступили к подготовке Берлинской наступательной операции.

Ликвидация группировки противника, блокированной с суши на западном побережье Данцигской бухты, приняла более затяжной характер. Перед войсками 2-го Белорусского фронта находилась самая большая часть восточно-померанской группировки — войска 2-й армии врага, успевшая отойти и занять заранее подготовленную оборону в Данциге, Гдыне и на косе Хель. Эту группировку поддерживали корабли военно-морского флота противника, который удерживал в своих руках Данцигскую бухту и имел действующие морские коммуникации, связывающие 2-ю армию с восточно-прусской и курляндской группировками врага.

Действия войск 2-го Белорусского фронта с 14 по 22 марта характеризовались упорными и ожесточенными боями, в ходе которых предпринимались решительные действия с целью дробления окруженных войск противника. Обороняющиеся ценой огромных потерь удерживали занимаемые рубежи. Противник предпринимал до двадцати контратак в день силой от батальона до полка при поддержке танками. Действия сухопутных войск врага поддерживала и авиация, которая базировалась на аэродромах, непосредственно прилегающих к Данцигу, и имела около 100 боевых самолетов. Авиация противника непрерывными налетами на боевые порядки наших войск задерживала их продвижение. Кроме того, существенную помощь своим сухопутным войскам оказывала корабельная артиллерия противника.

Командование 2-го Белорусского фронта приняло необходимые меры для быстрейшего и успешного завершения ликвидации окруженного врага. Чтобы обеспечить действия наших войск с воздуха, было приказано уничтожить авиацию противника, базировавшуюся в районе Данцига. Летчики соединения генерала К. А. Вершинина внезапно нанесли мощный удар с воздуха по аэродромам противника, в результате чего 2/3 всех вражеских самолетов были уничтожены или выведены из строя. Наша артиллерия организовала успешную борьбу с кораблями противника, в результате чего немецкий флот понес значительные потери. Так, 22 и 23 марта артиллерийским огнем потоплены подводная лодка, военный корабль, самоходная баржа, получил серьезное повреждение транспорт водоизмещением 10 тыс. тонн.

Чтобы ускорить ликвидацию окруженной данцигско-гдыньской группировки противника, командующий 2-м Белорусским фронтом решил раздробить ее, уничтожить по частям. В соответствии с этим решением войскам приказывалось нанести удар в направлении Цоппото и, выйдя к побережью Данцигской бухты, рассечь группировку врага, а затем нанести удар на Данциг и Гдыню.

23 марта войска под командованием генералов И. Т. Гришина, В. С. Попова и В. В. Романовского нанесли сильный удар в направлении Цоппото, овладели этим пунктом, вышли к берегу Данцигской бухты и тем самым рассекли данцигско-гдыньскую группировку врага на две изолированные части. В состав наиболее крупной из них — данцигской группировки — входили части и подразделения 18-го егерского, 23, 27, 20-го армейских и 46-го танкового корпусов. Гдыньская группировка в своем составе имела части 7-го и 46-го танковых корпусов. 24 и 25 марта войска фронта продолжали напряженные бои с изолированными Данцигским и Гдыньским гарнизонами врага.

26 марта войска под командованием генералов И. И. Федюнинского, П. И. Батова, И. Т. Гришина, В. В. Романовского, наступавшие на Данциг, подошли к городу и завязали бои на его окраинах. 28 марта войска левого крыла фронта, действовавшие против гдыньской группировки врага, штурмом овладели важной военно-морской базой противника и крупным портом на Балтийском море — Гдыней. В боях за город Гдыня войска фронта взяли в плен до 9 тыс. немецких солдат и офицеров, а также захватили много вооружения и военной техники. Незначительная часть гдыньской группировки была блокирована севернее Гдыни на оксхефтском плацдарме, которая окончательно была ликвидирована 4 апреля.

Спустя два дня после взятия Гдыни в результате ожесточенных уличных боев наши войска 30 марта завершили разгром 2-й немецкой армии и овладели городом и крупным военно-морским портом Данцигом. При ликвидации группировки противника только в самом городе было взято в плен свыше 10 тыс. солдат и офицеров, захвачено 140 танков и штурмовых орудий, свыше 350 полевых орудий и другое вооружение. Остатки 2-й армии врага, блокированные с суши на косе Хель и в районе дельты реки Вислы, юго-западнее Данцига, капитулировали 9 мая 1945 года.

Ликвидация восточно-померанской группировки противника имела особое значение. Враг, понеся огромные потери, не только лишился плацдарма, удобного для действий против наших войск, готовившихся для наступления на Берлин, но и значительной части побережья Балтийского моря.

В результате разгрома восточно-померанской группировки врага Балтийский флот, перебазировав свои легкие силы в порты Восточной Померании, занял выгодные позиции на Балтийском море и мог обеспечить приморский фланг советских войск при наступлении их на берлинском направлении.


© Международный Объединенный Биографический Центр