НАКАНУНЕ










 


Тимошенко и Жуков на военных сборах. 1940 год

Прошло 60 лет с тех пор, как отгремели последние залпы Великой Отечественной войны. В Европу пришел мир, ее народы приступили к мирному созидательному труду. Но и по прошествии времени события той поры продолжают волновать умы людей.

Во второй половине 1930-х годов гитлеровская Германия превратилась в главную угрозу для мира на планете. Игнорируя положения Версальского мирного договора 1919 года, ограничивавшего военную мощь Германии, немецкое руководство вначале завуалированно, а затем и открыто стало наращивать военное производство и численность своих вооруженных сил. Все это осуществлялось при попустительстве подписантов Версальского договора, надеявшихся направить устремления Гитлера на восток, на Советский Союз. К тому же правители Германии и не скрывали, а даже афишировали, что их целью является завоевание «жизненного пространства» прежде всего за счет присоединения восточных территорий. Уничтожение СССР они считали важной составной частью своих планов. Однако в Берлине хорошо понимали всю сложность решения этой задачи. «Советская Россия, - говорил Гитлер, - трудная задача. Вряд ли я смогу начать с нее». Поэтому было решено приступить к созданию в центре Европы ударного кулака в виде рейха (империи) с населением 90 – 100 млн человек, ядро которого составили бы народы арийского происхождения. «К тому ядру, - утверждал Гитлер, - в первую очередь относится Австрия… Но к нему принадлежат также Богемия и Моравия, равно как и западные районы Польши… Частью этого ядра… являются также прибалтийские государства». Изначально предполагалось, что население этих стран, кроме проживавших там немцев и «пригодных для онемечивания элементов», подлежит уничтожению или выселению за Урал.

Высшее политическое руководство Советского Союза предпринимало усилия к обузданию агрессора, подавлению очага мировой войны в его зародыше. В 1933 году СССР добился принятия конвенции об определении понятия «агрессия». Он выдвинул также концепцию «неделимости мира», согласно которой любой региональный конфликт несет угрозу перерастания в мировую войну, а потому важнейшей задачей является предотвращение военного конфликта в любом регионе мира. В противовес созданному в июле 1933 года пакту четырех в составе Англии, Франции, Германии и Италии Советский Союз предложил создать Восточный пакт – заключить договоры о взаимопомощи между СССР, Чехословакией, Финляндией, Латвией, Эстонией и Литвой. Однако подписание пакта заблокировали не только Германия, но и Англия, и некоторые другие государства.

Со второй половины 1930-х годов обстановка в мире стала резко накаляться. В 1935 году Италия захватила Эфиопию. В ноябре 1936 года между Германией и Японией был заключен Антикоминтерновский пакт, через год к нему присоединилась Италия. Осенью 1936 года Германия и Италия вмешались в гражданскую войну в Испании на стороне франкистов. В ответ на это СССР стал оказывать военную помощь республиканцам. В 1937 году Япония напала на Китай, на помощь которому пришел Советский Союз. В 1938 году возник вооруженный конфликт у озера Хасан на Дальнем Востоке. В это же время ухудшились отношения СССР с западными державами, которые увязывали усиление коммунистического движения в Западной Европе с деятельностью Коминтерна.

Отношение правящих кругов Англии к идее коллективной безопасности становилось все более отрицательным, в этом же направлении менялась и политика Франции. В июне 1935 года между Лондоном и Берлином было подписано морское соглашение, которое, вопреки Версальскому договору, позволяло Германии наращивать свой военно-морской флот до уровня 35% надводных и 45% подводных кораблей от английского флота. В том же году гитлеровское правительство изменило статус германских вооруженных сил. Вместо скованного версальскими ограничениями рейхсвера создавалась новая военная организация – вермахт – армия агрессии и реванша. Западные державы никак не отреагировали на это, также как и на ввод немецких войск в ремилитаризованную после Первой мировой войны Рейнскую зону – территорию по берегам Рейна, где Германии запрещалось иметь вооруженные силы. Гитлер почувствовал безнаказанность своих действий. В марте 1938 года произошел аншлюс (присоединение) Австрии, независимая страна стала германской провинцией. Реакции на это со стороны западных держав вновь не последовало. Германское руководство уверовало в то, что ему можно все.

Следующим шагом Германии на пути расширения своего жизненного пространства должна была стать Чехословакия. «Моим твердым решением является уничтожение Чехословакии военным нападением в ближайшем будущем», - заявил Гитлер. Поразительно, но и эти планы нашли понимание у западных лидеров. Еще в 1937 году заместитель английского премьер-министра лорд Э. Галифакс заверил Гитлера, что правительство Великобритании проявляет полное понимание «законных» территориальных требований Германии в отношении Данцига, Австрии и Чехословакии. Он лишь высказал пожелание, чтобы возможные изменения в данной части Европы «были произведены путем мировой эволюции» с целью «избежать методов, которые могут причинить дальнейшие потрясения, которых не желали ни фюрер, ни другие страны». В переводе на общедоступный язык это означало: «Делайте что хотите, но тихо». При этом мнением чехословацкого народа и его правительства никто не интересовался. Однако против агрессивных устремлений гитлеровского руководства выступил Советский Союз, который в соответствии с договорами о совместных оборонительных действиях, заключенных с Чехословакией и Францией в 1935 году, заявил о своей готовности оказать помощь чехословацкому народу. В связи с этим Англия и Франция оказали сильнейшее давление на правительство Чехословакии, с тем чтобы оно отказалось от советской помощи и согласилось с требованиями Гитлера. Их усилия увенчались успехом. 21 сентября 1938 года чехословацкий президент Э. Бенеш заявил, что принимает англо-французские требования. Это вызвало волну массового возмущения в стране. Было создано новое правительство, объявлена всеобщая мобилизация. СССР еще раз заявил о готовности оказать военную помощь Чехословакии, если ее руководство попросит об этом. Однако и новое правительство стало проводить капитулянтскую политику.

29 – 30 сентября в Мюнхене на специальную конференцию по поводу территориальных претензий Третьего рейха к Чехословакии собрались главы правительств Германии, Италии, Англии, Франции, но без представителей Чехословацкой республики. Они заключили соглашение, которое обязывало чехословацкое правительство передать наиболее развитую в промышленном отношении часть страны —Судетскую область — в состав Германии. Одновременно новые границы Чехословакии «гарантировались» от неспровоцированной агрессии. Так без единого выстрела Германия отторгла около 20% чехословацкой территории, где проживала четверть населения страны и находилась половина промышленности. Этот акт резко изменил обстановку в Европе, она стала стремительно скатываться в пучину большой войны. Попустительство и «умиротворение» Гитлера, желание направить его устремления на восток лишь укрепили амбиции и увеличили аппетиты гитлеровского руководства. В октябре 1938 года глава германского МИДа И. Риббентроп говорил главе итальянского правительства Б. Муссолини: «Чешский кризис показал нашу силу! У нас есть превосходство в инициативе, поэтому мы будем хозяевами положения. На нас не могут напасть. С военной точки зрения ситуация превосходная: уже в сентябре 1939 г. мы сможем вести войну с великими демократиями».

Гитлер, убедившись в том, что лидеры западных стран идут на удовлетворение его территориальных притязаний, все больше склонялся к мысли нанести сокрушительный удар по Франции, а затем принудить Англию к заключению мирного договора на выгодных для себя условиях. Но для этого надо было обезопасить себя с востока, прежде всего отколоть Польшу от союза с Англией и Францией. Однако польское правительство отвергло просьбу Германии уступить ей Данциг и так называемый Польский коридор в обмен на передачу ей других земель. Не согласилась Польша и на участие в походе против СССР с целью создания «Великой Украины», куда вошли бы все украинские земли Советского Союза и Польши, а также так называемая Закарпатская Русь. В этих условиях гитлеровское руководство принимает решение разбить в скоротечной кампании Польшу, обеспечив при этом нейтралитет СССР, а затем нацелить удар на Францию. С конца 1938 года оно активизировало советско-германские торгово-экономические переговоры.

15 марта 1939 года Германия, грубо нарушив Мюнхенское соглашение, оккупировала всю Чехословакию. В ответ английское и французское правительства заявили о своих гарантиях Польше, Румынии и еще некоторым странам. Они приняли ряд демонстративных мер по укреплению своей обороны, в апреле наконец-то откликнулись на предложения СССР заключить трехстороннее соглашение о взаимной помощи, которое предусматривало: 1) СССР, Великобритания и Франция взаимно обязуются немедленно оказывать друг другу всяческую, в том числе военную, помощь в случае агрессии против любой из этих стран; 2) такую же помощь три державы оказывают граничащим с СССР европейским государствам в случае агрессии против одного из них; 3) размеры и формы военной помощи в любом из этих случаев должны быть установлены в короткий срок.

Однако правительства Англии и Франции всячески затягивали переговоры. Они начались лишь 15 июня, проходили вяло. При этом западные представители пытались добиться от Советского Союза гораздо больших обязательств, чем брали на себя. Становилось все более очевидным, что переговоры заходят в тупик. В этих условиях, чтобы не оказаться в полной изоляции, один на один с Германией, советское руководство приняло предложение германского правительства заключить советско-германский пакт о ненападении, который был подписан 23 августа. Подобные пакты с Германией уже имели к этому времени Англия, Франция и ряд других государств.

Советско-германский пакт о ненападении содержал также секретный дополнительный протокол, который разграничивал сферу интересов двух сторон. В сферу интересов СССР попадали Финляндия, Эстония, Латвия, восточная часть Польши и Бессарабия. Заключение пакта имело для Советского Союза большое значение. Он позволял СССР избежать перспективы быть втянутым в войну на Западе, если такая возникнет, в крайне неблагоприятных для себя условиях, предотвратить возможность, как полагало советское руководство, «нового Мюнхена», положить в соответствии с секретным протоколом предел движению немецких войск на восток. В то же время пакт имел и отрицательные стороны. Прежде всего, он нанес большой урон международному престижу СССР, внес смятение в ряды антифашистского движения. Секретный дополнительный протокол затрагивал интересы третьих сторон и уже поэтому имел противоправный характер. Хотя следует отметить, что подобные секретные протоколы содержали многие международные договоры того времени.

1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу. Через два дня Англия и Франция объявили войну Германии. Их примеру последовал ряд союзных им стран. Так заполыхал пожар Второй мировой войны. Чуть более месяца потребовалось Гитлеру, чтобы сломить сопротивление польской армии. Немецкая армия все ближе подступала к границам СССР. Большие опасения в отношении дальнейшего развития событий вызывала у руководства СССР и позиция западных держав. Формально объявив войну Германии, лидеры Англии и Франции фактически ничего не сделали для того, чтобы помочь Польше отразить вражеское вторжение. Имея огромное превосходство над вермахтом на франко-германской границе, англо-французские войска так и не решились начать полномасштабные действия. Лишь 9 сентября 10 французских дивизий (из 78 имевшихся на границе) перешли в наступление. Продвинувшись почти без боя на 8 – 18 км в глубь немецкой территории, они остановились по приказу своего командования, а затем вернулись на исходные позиции. Такая «странная война» позволила Гитлеру сосредоточить свои силы на разгроме Польши, в апреле 1940 года оккупировать Данию, а затем очередь дошла и до самой Франции.

В этих условиях, стремясь остановить вермахт как можно дальше на западе и в то же время не желая осложнять отношения с Германией, советское руководство пошло на подписание Договора о дружбе и границе (заключен 28 сентября 1939 г.). Договор определил границу между двумя государствами, а Литва из сферы интересов Германии переходила в сферу интересов СССР. Договор от 28 сентября, также грубо нарушивший международное право, еще более дезориентировал международное антифашистское и коммунистическое движение. В растерянности было и население СССР. Фашизм, к борьбе с которым много лет призывала советская пропаганда, вдруг оказался дружественным. С осени 1939 года вся антифашистская пропаганда в стране была свернута. Тем не менее высшее советское руководство ясно понимало цену этой «дружбы». Оно осознавало, что война с фашизмом неизбежна. Сталин и его окружение считали, что Советский Союз будет готов к схватке с Германией не ранее лета 1942 года. Это в значительной степени объясняет стремление оттянуть начало войны, идти на заключение ущербных для себя договоров и соглашений.

Быстрое падение Польши со всей очевидностью показало мощь и агрессивность Германии. Пожар мировой войны разгорался, охватывая своим пламенем все больше стран и народов. Это требовало консолидации всех миролюбивых стран на отпор агрессору. Однако этого не произошло. Западноевропейские государства (прежде всего Англия и Франция) видели в СССР распространителя коммунистических идей, которые угрожали их государственному и общественному строю. В свою очередь советское руководство рассматривало действия западных держав с классовых позиций, не доверяя «империалистам». Оно не верило в искренность Англии и Франции, в их желание заключить антигитлеровский союз и опасалось, что в случае войны западные державы подставят Советский Союз под удар вермахта, а сами останутся в стороне.

В такой непростой обстановке советское руководство принимало меры по укреплению своих границ, усилению мощи Вооруженных сил. 4 сентября 1939 года нарком обороны Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов потребовал от командующих ряда военных округов провести к 15 сентября мероприятия по усилению боевой готовности войск, в том числе задержать увольнение старослужащих на один месяц и прекратить отпуска. 7 сентября этим же военным округам была поставлена задача провести большие сборы войск с привлечением приписного состава. На следующий день военным советам Киевского и Белорусского Особых военных округов предписывалось начать скрытые оперативные переброски войск на запад. На базе этих округов создавались Украинский и Белорусский фронты под командованием командарма 1 ранга С. К. Тимошенко и командарма 2 ранга М. П. Ковалева соответственно. Их задача состояла в том, чтобы сосредоточенными ударами разгромить противостоявшие соединения польской армии, отрезать им пути отхода в Румынию и Венгрию, а затем выйти и закрепиться на определенных советско-германским пактом о ненападении рубежах.

На рассвете 17 сентября 1939 года войска Белорусского фронта перешли границу и, подавляя отдельные очаги сопротивления, стали продвигаться на запад. 19 сентября после упорного боя с польским пехотным полком они заняли Вильно (Вильнюс). Почти беспрепятственно продвигались и соединения Украинского фронта. 20 сентября германское и советское командования достигли договоренности о координации действий своих войск при занятии территорий, входивших в согласованные ранее сферы интересов сторон. К исходу 30 сентября на согласованные рубежи вышли войска Белорусского, а 12 октября – Украинского фронтов. В октябре на территории Западной Украины и Западной Белоруссии состоялись выборы в Народные собрания, по просьбе которых Верховный Совет СССР в ноябре принял Западную Украину и Западную Белоруссию в состав Советского Союза.

В сентябре – октябре 1939 года были заключены договоры о взаимной помощи между СССР и республиками Прибалтики. Предусматривалось создание на территории Латвии, Литвы, Эстонии советских военных и военно-морских баз и размещение на них небольших воинских контингентов (по 25 тыс. человек в Латвии и Эстонии, 20 тыс. человек в Литве).

Изменение международной обстановки весной и летом 1940 года подтолкнуло советское правительство к принятию срочных мер по усилению своего влияния в Прибалтике, повышению боевых возможностей размещенных там войск. Правительство СССР направило ноту руководству Литвы (14 июня), Латвии и Эстонии (16 июня), где указало, что считает совершенно необходимым и неотложным сформировать в них такие правительства, которые могли бы обеспечить «честное проведение в жизнь» договоров о взаимной помощи с СССР, а также потребовало согласия на увеличение численности советских войск. Ультимативность нот основывалась и на том, что в самих Прибалтийских республиках сформировалось в это время мощное левое движение, требовавшее замены правящих режимов и радикальных изменений в жизни этих стран. В августе 1940 года Латвия, Литва и Эстония вошли в состав СССР как союзные республики.

Ввод дополнительных соединений Красной Армии и замена правительств в странах Прибалтики большинством зарубежных государств были встречены как вполне объяснимые меры, продиктованные интересами безопасности Советского Союза. Германский посланник в Каунасе Э. Цехлин докладывал в Берлин: «Совершенно очевидно, что столь внушительная демонстрация сил не может проводиться только с целью оккупации Литвы. С учетом всей политической обстановки становится ясно, что Советский Союз направил сюда такое огромное количество войск из недоверия к Германии с чисто оборонительными целями». Ему вторит и глава британского МИДа Э. Галифакс, отметивший, что «концентрация советских войск в Прибалтийских государствах является мероприятием оборонного характера». В то же время включение Прибалтийских республик в состав СССР вызвало резко негативную реакцию на Западе. Оно было расценено как аннексия, как проявление «имперских амбиций коммунистического тоталитарного государства» и ухудшило отношения Советского Союза с Англией и США.

Необходимость укрепления юго-западных границ СССР выдвинула проблему решения бессарабского вопроса с Румынией. Румынское правительство, тяготевшее к Германии, демонстративно провело мобилизацию более 1 млн резервистов, увеличило военные расходы и усилило группировку своих войск в Бессарабии. 26 июня 1940 года советское правительство передало румынскому представителю ноту с предложением «приступить совместно с Румынией к немедленному решению вопроса о возвращении Бессарабии Советскому Союзу». На следующий день в очередной советской ноте требовалось вывести румынские войска из Северной Буковины и Бессарабии в течение 4 дней. Попытка румынского правительства обратиться за помощью к Берлину успеха не имела. В итоге удалось решить бессарабскую проблему мирным путем. 28 июня 1940 года на территорию Северной Буковины и Бессарабии вошли советские войска. Румынские политические партии на этих территориях были распущены, повсеместно создавались органы советской власти. 2 августа образована Молдавская Советская Социалистическая Республика, куда вошли большая часть Бессарабии и Молдавская автономная республика; Северная Буковина и некоторые районы Бессарабии включены в состав Украины.

Большое беспокойство у советского руководства вызывала безопасность северо-западной границы СССР. Она проходила в 32 км от Ленинграда, что в случае войны создавало непосредственную угрозу городу. В 1938 году финляндскому правительству было предложено заключить с СССР договор о взаимопомощи. Оно ответило отказом, так как Финляндия с 1935 года придерживалась политики нейтралитета, хотя в ее военных кругах были сильны прогерманские настроения. Не нашло поддержки и предложение предоставить Советскому Союзу в аренду полуостров Ханко и несколько островов в восточной части Финского залива в обмен на вдвое большую по площади территорию в Карелии. Финны соглашались лишь отодвинуть границу от Ленинграда. 9 ноября 1939 года финляндское правительство прервало проходившие в это время советско-финляндские переговоры. 28 ноября СССР денонсировал договор 1932 года с Финляндией о ненападении и 30 ноября начал военные действия. В ходе советско-финляндской войны советские войска нанесли тяжелое поражение финской армии, что вынудило Финляндию 12 марта 1940 года подписать мирный договор. По его условиям граница на Карельском перешейке была отодвинута на север, на кандалакшском направлении – на запад. К Советскому Союзу отошла часть территории полуостровов Рыбачий и Средний, а также острова Выборгского залива. Полуостров Ханко поступил в аренду СССР на 30 лет за ежегодную плату 8 млн финских марок. Главной стратегической цели, которую преследовало советское руководство, – обезопасить северо-западную границу удалось достичь. Однако полной гарантии того, что Финляндия останется нейтральной в случае агрессии против СССР, не было, так как поставленной политической цели – создания в Финляндии просоветского режима – достичь не удалось, а враждебное отношение к Советскому Союзу усилилось. Негативные итоги войны состояли и в том, что СССР был исключен из Лиги Наций, на Западе развернулась антисоветская пропагандистская кампания, резко ухудшились отношения Советского Союза с Англией и Францией – он остался один на один с Германией.

Одновременно с укреплением границ СССР советское правительство уделяло пристальное внимание реорганизации Вооруженных сил, росту экономики страны. Началась радикальная перестройка системы оперативной, боевой и политической подготовки армии и флота. Стали создаваться механизированные корпуса, ранее расформированные в результате ошибочной оценки их роли в операциях того времени. Дальнейшее развитие получили артиллерия, авиация, флот. Это стало возможным в результате неуклонного роста военного производства. Уже в годы второй пятилетки (1933 – 1937) оно значительно опережало развитие мирных отраслей. Темпы его роста составили 286% по сравнению со 120% роста промышленного производства в целом. Значительно выросли расходы на оборону, которые в абсолютном выражении увеличились с 17,5 в 1937 году до 56,8 млрд рублей в 1940 году. В первую очередь развивалось производство самолетов, танков и артиллерии. Для решения военно-научных задач создавались специальные научно-исследовательские центры и конструкторские бюро, в том числе и в системе исправительно-трудовых лагерей НКВД.

В то же время огромный вред обороноспособности страны, боеспособности его Вооруженных сил нанес авторитарно-бюрократический режим государства. В первую очередь это связано с политическими репрессиями, прокатившимися по всем отраслям и структурам. Только в армии и на флоте накануне войны репрессиям подверглись почти 40 тыс. командиров и политработников. В результате к руководству войсками пришли командиры, не обладавшие достаточным опытом и образованием. Особенно пагубно это сказалось в оперативном и оперативно-стратегическом звене управления. К началу 1941 года некомплект командно-начальствующего состава был 19,4%, при этом лишь 2,9% командиров имели высшее военное образование.

Кроме того, страх за последствия принятых решений, за высказывание мыслей, не совпадающих с мнением высшего руководства, приводил к искажению сведений о реальном состоянии дел. Политика в отношении Германии, с весны 1941 года все более напоминавшая политику умиротворения, вводила в заблуждение не только армию и флот, но и все население страны. Стремление Сталина и его окружения оттянуть начало войны хотя бы до 1942 года пресекало любые действия, которые могли бы, как считалось тогда, спровоцировать вооруженный конфликт. Перенос государственной границы и передислокация основной части войск западных военных округов на территорию Западной Украины, Западной Белоруссии, республик Прибалтики и в Бессарабию создали трудности в подготовке театра военных действий. Значительная часть укрепленных районов на старой границе была законсервирована. Возникла необходимость в срочном строительстве новых укреплений, расширении аэродромной сети и реконструкции большинства аэродромов. Для решения этих задач привлекались значительные силы, но к началу войны намеченные работы удалось выполнить только на 20 – 25%.

Между тем война уже стояла на пороге Советского государства. Летом 1940 года всего за месяц Гитлер расправился с Францией, его войска вторглись в Северную Африку, оккупировали Данию и Норвегию. Весной 1941 года под пятой фашистской Германии оказались почти все страны Европы. Следующей целью Гитлера стал Советский Союз. Германское руководство сделало вывод, что созданы все условия для решительного шага на пути рейха к мировому господству. Разработка плана нападения на СССР началась в июле 1940 года. Его окончательный вариант, получивший наименование «Барбаросса», был изложен в директиве главного командования вооруженных сил (ОКВ) № 21 от 16 декабря 1940 года и Директиве по стратегическому сосредоточению и развертыванию войск главного командования сухопутных войск (ОКХ) от 31 января 1941 года.

При планировании войны против СССР германское руководство исходило из того, что она должна быть молниеносной. Предполагалось одним ударом сокрушить Красную Армию, в течение полутора-двух месяцев оккупировать советскую территорию вплоть до Волги и тем самым добиться окончательной победы. Замыслом предусматривалось быстрыми и глубокими ударами мощных подвижных группировок севернее и южнее Припятских болот расколоть фронт главных сил советских войск, сосредоточенных в западной части СССР, и, используя этот прорыв, уничтожить их разобщенные группировки западнее линии Западная Двина, Днепр. В дальнейшем планировалось овладеть главными стратегическими объектами – Москвой, Ленинградом, Центральным промышленным районом, Донбассом и выйти на линию Архангельск, Волга, Астрахань. Осуществление плана «Барбаросса» предусматривалось начать в мае 1941 года, однако затем этот срок был перенесен. 30 апреля 1941 года Гитлер принял окончательное решение о дне нападения – 22 июня.

В соответствии с планом началось сосредоточение ударных группировок. Для войны против СССР выделялось 182 дивизии (в том числе 19 танковых и 13 моторизованных), 20 бригад Германии и ее союзников. Они насчитывали около 5 млн. человек, до 4,4 тыс. танков и штурмовых орудий, 47,2 тыс. орудий и минометов, 4,4 тыс. боевых самолетов, 192 боевых корабля. Подавляющая часть этих сил – свыше 4 млн человек – развертывалась в первом стратегическом эшелоне. Предусматривалось нанести три основных удара: группой армий «Север» (командующий — генерал-фельдмаршал В. Лееб) – из Восточной Пруссии в общем направлении на Псков, Ленинград; группой армий «Центр» (командующий — генерал-фельдмаршал Ф. Бок) – из района восточнее Варшавы на Минск, Смоленск и далее на Москву; группой армий «Юг» (командующий — генерал-фельдмаршал К. Рундштедт) – из района Люблина на Житомир, Киев. Кроме того, намечалось нанесение вспомогательных ударов с территории Финляндии на Ленинград, Мурманск; с территории Румынии – на Могилев-Подольский, Жмеринку и вдоль побережья Черного моря.

Особое внимание при подготовке агрессии против СССР уделялось оперативной маскировке и дезинформации. 15 февраля 1941 года начальник штаба ОКВ генерал-фельдмаршал В. Кейтель подписал распоряжение, где проведение дезинформационных мероприятий разбивалось на три этапа. На первом (примерно до середины апреля 1941 г.) предусматривалось создавать ложное представление относительно намерений немецкого командования, акцентируя внимание на планах вторжения в Англию, а также на подготовке операции на Балканах и в Северной Африке. Переброски войск для операции «Барбаросса» предлагалось изображать как обмен сил между Западом, Германией и Востоком, либо как подтягивание тыловых эшелонов для действий на Балканах, либо как подготовку обороны на случай советского нападения. На втором этапе, когда скрыть подготовку станет уже невозможно, стратегическое развертывание сил вторжения должно было изображаться как «крупнейший в истории войн отвлекающий маневр» будто бы с целью отвлечения внимания от последних приготовлений к нападению на Англию.

14 июня на совещании у Гитлера в Берлине были заслушаны доклады командующих группами армий и равных им командующих ВМС и ВВС о готовности к проведению операции «Барбаросса». Тогда же уточнено и время ее начала. Оно переносилось с 3 часов 30 минут на 3 часа ровно по среднеевропейскому времени.

С 10 июня войска, предназначенные для прорыва, стали выдвигаться в исходные районы: 7-20 км от советской границы – для пехотных соединений и 20-30 км – для танковых. Начиная с 18 июня дивизии первых эшелонов по ночам выдвигались в исходное положение для наступления. К полудню 21 июня соединения немецких ВВС первого удара сосредоточились на аэродромах западнее реки Вислы. К вечеру того же дня они одиночными самолетами на малой высоте перебазировались на оперативные аэродромы, расположенные в непосредственной близости от границы СССР.

Военные приготовления фашистской Германии не остались незамеченными советским руководством. Однако оно не учитывало вариант внезапного нападения агрессора полностью отмобилизованными и заранее развернутыми войсками. Поэтому перед войсками приграничных военных округов ставилась задача прикрыть отмобилизование, сосредоточение и развертывание главных сил, предназначенных для боевых действий на западе, которые на 20-30-е сутки должны были перейти в наступление с целью полного разгрома агрессора.

Серьезным просчетом явилось также определение возможных сроков начала войны (не ранее 1942 г.). Тем не менее в мае 1941 года было проведено доукомплектование ряда соединений за счет призыва на учебные сборы военнообязанных, а также началось выдвижение советских войск из внутренних округов на запад. Однако полностью завершить перегруппировку не удалось. В результате к началу войны в западной части СССР было сосредоточено лишь 186 дивизий (вместо 240 по плану) : около 3,1 млн человек, более 47,2 тыс. орудий и минометов, 12,8 тыс. танков (из них требовали ремонта более 2,2 тыс.), около 7,5 тыс. боевых самолетов (из них исправных 6,4 тыс.). Кроме того, авиация Северного, Балтийского и Черноморского флотов имела еще 1,4 тыс. боевых самолетов. Советские войска были не полностью укомплектованы командным и рядовым составом, а также техникой и другим вооружением. Качественное превосходство было на стороне противника. Оно выражалось в лучшей технической оснащенности, более высокой слаженности, обученности и укомплектованности войск. Немецкие войска, получившие в свое распоряжение автотранспорт почти всей Западной Европы, превосходили советские в подвижности, значительно лучше были оснащены радиосредствами.

Тяжелые последствия имело запоздалое решение привести войска западных военных округов в полную боевую готовность. Неоднократные попытки высшего военного руководства убедить Сталина в необходимости этого шага не увенчались успехом. Тот по-прежнему находился в плену своих иллюзий – война не начнется ранее 1942 года. Доклады советской разведки о планах Гитлера начать вторжение летом 1941 года он воспринимал как дезинформацию западных спецслужб, имеющую цель спровоцировать советское руководство на такие действия, которые бы ускорили развязывание войны.

Тем не менее некоторые меры принимались. 12 июня нарком обороны отдал директивы о выдвижении к границе стрелковых дивизий, располагавшихся в глубине территории приграничных военных округов. С середины июня были отменены отпуска личному составу. Некоторые командиры и командующие на свой страх и риск предпринимали меры по повышению боеготовности войск. Например, командующий Прибалтийским Особым военным округом генерал-полковник Ф. И. Кузнецов 15 июня своим приказом потребовал рассредоточить авиацию. Начальник противовоздушной обороны округа получил приказ к исходу 20 июня привести в полную боевую готовность подчиненные ему войска. Начиная с 17 июня командир 41-й стрелковой дивизии генерал-майор Г. Н. Микушев стал собирать свои части в летнем лагере. Во второй половине дня 21 июня он предупредил командиров о возможном нападении Германии и приказал всем офицерам оставаться в своих подразделениях. Солдатам было выдано все, что положено брать с собой по боевой тревоге. Таким образом, дивизия без выхода в назначенные планом прикрытия районы оказалась почти в полной боевой готовности. Это позволило ее частям 22 июня быстро собраться по боевой тревоге и организованно вступить в бой. Совместно с войсками укрепленных районов и пограничниками дивизия отразила наступление четырех немецких дивизий, а на следующий день, перейдя в наступление, не только отбросила врага к границе, но и углубилась на территорию Польши на 3 км.

К сожалению, таких примеров было немного. Большинство командиров и командующих или совсем не предпринимали никаких мер, или делали это весьма осторожно. Их можно понять: в то время когда сверху шли грозные приказы «не поддаваться на провокации», чтобы не спровоцировать военные действия, подобное своеволие могло стоить их инициаторам головы. В результате к утру 22 июня большинство войск приграничных военных округов располагалось в пунктах постоянной дислокации, авиация – на основных аэродромах, боеприпасы находились на складах.

Весь день 21 июня с границы поступали тревожные вести. Советская разведка вскрыла подготовку немецких войск к вторжению, о чем штабы приграничных военных округов тут же доложили в Генеральный штаб: к исходу дня немцы закончили строительство мостов через Неман, в полосе Западного Особого военного округа они сняли свои проволочные заграждения, а в лесу, расположенном недалеко от границы, слышался шум моторов.

Вечером того же дня начальник штаба Киевского Особого военного округа генерал-лейтенант М. А. Пуркаев доложил начальнику Генерального штаба генералу армии Г. К. Жукову о немецком перебежчике, который сообщил, что на рассвете германская армия начнет войну против СССР. Жуков немедленно передал это Сталину и наркому обороны Маршалу Советского Союза С. К. Тимошенко. По указанию Сталина Генеральным штабом была подготовлена директива, предупреждавшая командующих приграничных округов о возможном в течение 22-23 июня нападении агрессора и требовавшая «в полной боевой готовности встретить внезапный удар немцев или их союзников». Директива отличалась неконкретностью, двусмысленно звучало требование не поддаваться на провокации. Вместо короткой шифротелеграммы: «Приступить к выполнению плана прикрытия 1941 г.», смысл которой хорошо был знаком всем командующим, в войска направлялся громоздкий документ. Его передача закончилась только в половине первого ночи. В связи с этим, а также из-за нарушения связи со многими дивизиями в результате действий диверсантов противника большинство соединений и частей приказ о боевой тревоге так и не получили. Начало военных действий явилось для них полной неожиданностью, что в значительной степени привело к поражению в начальный период войны.

На рассвете 22 июня фашистская армада вторглась на территорию СССР. Началась война, равной которой по ожесточенности и трагичности еще не знала история человечества. По характеру военных действий она условно делилась на 3 периода.

Первый период – 22 июня 1941 года – 18 ноября 1942 года. Отражение вторжения, срыв немецкого плана «молниеносной войны» и сокрушения СССР в 1942 году.

Второй период – 19 ноября 1942 года – конец 1943 года. Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны.

Третий период – январь 1943 года – 9 мая 1945 года. Полное изгнание врага с советской земли, освобождение порабощенных народов Европы, безоговорочная капитуляция вооруженных сил фашистской Германии.


© Международный Объединенный Биографический Центр